Центральный офис:
Москва,
пл. Тверской заставы,
д. 3, оф. 8
(м. Белорусская)
Все филиалы
Московская коллегия адвокатов "Ульпиан"

+7 (495) 669-64-75

mkaulpian

Напишите нам

Москва, пл.Тверской заставы, д. 3, оф.8, (М. Белорусская)

Напишите нам

8 (495) 669-64-75

Подозреваемый или лицо, подозреваемое в совершении преступления?

Участников уголовного судопроизводства в соответствии с уголовно-процессуальным законом Российской Федерации можно классифицировать по выполняемой ими процессуальной функции: суд, участники со стороны обвинения, участники со стороны защиты и иные участники. Подозреваемый относится к участникам со стороны защиты, его основные права и обязанности зафиксированы в статье 46 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ). Однако дает ли нам данная статья полное и исчерпывающее представление о понятии «подозреваемого»?

Согласно ст. 46 УПК РФ подозреваемым признается: 1) лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ; 2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ; 3) либо в отношении которого применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 УПК РФ; 4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК РФ.

При анализе норм УПК РФ можно выявить следующую специфику: законодатель наряду с термином «подозреваемый» часто использует выражение «лицо, подозреваемое в совершении преступления», в частности данный термин употреблен законодателем в пунктах 15, 38 ст. 5, ч. 1 ст. 224 УПК РФ. В ст. 49 УПК РФ законодатель употребляет оба этих термина: «подозреваемый» в ч. ч. 1, 6, 7, «лицо, подозреваемое в совершении преступления» в п. п. 3, 4 ч. 3. Сразу же возникает вопрос: равнозначны ли указанные понятия или же термин «лицо, подозреваемое в совершении преступления» имеет иное значение?

Уголовно-процессуальный закон определил четкие основания, по которым лицо получает статус подозреваемого и закрепил данные основания в ч. 1 ст. 46 УПК РФ. Одним из таких оснований является задержание лица в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ. Глава 12 УПК РФ называется «задержание подозреваемого», а статья 91 УПК РФ - «основания задержания подозреваемого». Получается, что по данной статье можно задержать лицо, которое уже получило статус подозреваемого, например, в результате возбуждения против него уголовного дела. В то же время согласно п. 2 ч. 1 ст. 46 УПК РФ лицо, которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ, становится подозреваемым, то есть лицо приобретает процессуальный статус с момента задержания. Таким образом, лицо по данной статье может и не являться подозреваемым до задержания. Тогда кого задерживают? Почему в названии вышеупомянутой статьи присутствует термин «подозреваемый», хотя лицо еще не получило данный статус? Здесь задерживается некое другое лицо - «лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы», при наличии определенных оснований1. Законодатель в названии данной статьи допустил неточность, употребив термин «подозреваемый» к лицу, который «подозреваемым» на момент захвата еще может не являться. Логичнее в таком случае было бы назвать главу 12 УПК РФ «задержание лица», а статью 91 УПК РФ - «основания задержания лица».

Рассматривая п. 3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ, подозреваемым признается лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ. Однако в ч. 1 ст. 100 , ч . 2 ст. 104, ч.2 ст. 107, ч. 1 ст. 108 УПК РФ говорится, что мера пресечения избирается только в отношении подозреваемого, а подозреваемым лицо может стать только после реализации постановления об избрании к нему меры пресечения. То есть появляется некое противоречие в Уголовно-процессуальном законе и некая бессмысленность п. 3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ, так как мера пресечения не может быть применена, пока не избрана, а избирается она лишь по отношению к «подозреваемому». А лицо до избрания меры пресечения может и не получить статус подозреваемого по другим основаниям статьи 46 УПК РФ, именно мера пресечения наделила бы лицо данным статусом. Соответственно лицо, подозреваемое в совершении преступления, не может стать подозреваемым по п. 3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ. Напрашивается вывод, что понятие «подозреваемый», используемое в тех же статьях 100, 104, 107, 108 УПК РФ, является более широким, нежели оно раскрывается в статье 46 УПК РФ.

Таким образом, законодатель не разграничивает понятия «подозреваемый» и «лицо, подозреваемое в совершении преступления». В связи с этим появляются некоторые неопределенности при изучении УПК РФ, так как подозреваемый и лицо, подозреваемое в совершении преступления, - это два разных лица: лицо, подозреваемое в совершении преступления, не наделено процессуальным статусом по ст. 46 УПК РФ, соответственно, не обладает тем широким перечнем процессуальных прав, как подозреваемый2. Однако возникает следующий вопрос: насколько тогда эти понятия разные? Для ответа на данный вопрос обратимся к некоторым статьям УПК РФ, где упоминается «лицо, подозреваемое в совершении преступления», а именно: п. п. 15, 38 ст. 5, ст. 224 УПК РФ.

Согласно п. 15 ст. 5 УПК РФ момент фактического задержания - момент производимого в порядке, установленном УПК РФ, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления. Порядок задержания подозреваемого регламентирован, как уже было отмечено, главой 12 УПК РФ. При наделении лица статусом подозреваемого согласно п. 2 ч. 1 ст. 46 УПК РФ представляется следующая картина: совершается преступление, следователь или дознаватель выносит постановление о возбуждении уголовного дела (inrem), в ходе расследования установлено лицо, которое предположительно совершило преступление, осуществляется его полицейский захват (ст. 14 ФЗ от 07.02.2011 №3 «О полиции»); далее лицо доставляют в ОВД, где следователь или дознаватель принимает решение о задержании лица, то есть о фактическом лишении свободы передвижения, которое начинается с момента начала составления протокола задержания (ст. 92 УПК РФ). В результате лицо получает статус подозреваемого. В приведенном примере решение о задержании принималось именно в отношении лица без процессуального статуса, то есть «лица, подозреваемого в совершении преступления» (п. 15 ст. 5 УПК РФ), таким образом, данное понятие имеет свой собственный и автономный смысл по отношению к «подозреваемому».

В п. 38 ст. 5 УПК РФ говорится, что розыскные меры - меры, принимаемые дознавателем, следователем, а также органом дознания по поручению дознавателя или следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления. Так как законодатель говорит именно об установлении, то есть об определении лица, которое с наибольшей степенью вероятности могло совершить преступление, в данном случае, исходя из буквального толкования, «подозреваемого» еще нет. Поэтому представляется аналогичная ситуация: «лицо, подозреваемое в совершении преступления» не совпадает с «подозреваемым».

Далее, в ст. 224 УПК РФ, где речь идет о такой форме предварительного расследования как дознание, зафиксировано, что в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, дознаватель вправе возбудить перед судом с согласия прокурора ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке, установленном ст. 108 УПК РФ. Соответственно, если уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления (inrem) и лицу до возбуждения такого ходатайства не успели вручить уведомление о подозрении (ст. 223.1 УПК РФ), то избрание меры пресечения в порядке ст. 224 УПК РФ будет применяться к «лицу, подозреваемому в совершении преступления». Еще раз отметим, что в такой ситуации последнее понятие будет иметь свой собственный смысл. Однако при обратной ситуации3 в порядке ст. 224 УПК РФ уже будет привлекаться лицо, наделенное конкретным процессуальным статусом и, соответственно, определенным перечнем прав и обязанностей (ст. 46 УПК РФ). Следовательно, по ст. 224 УПК РФ мера пресечения может избираться как в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, так и в отношении подозреваемого. Однако законодатель в ч. 1 данной статьи не стал использовать понятие «подозреваемый», поэтому напрашивается вывод, что он использует оба этих термина как синонимы в целях упрощения.

Действительно, возвращаясь к п. 15 ст. 5, п. 2 ч. 1 ст. 46, ст. ст. 91 и 92 УПК РФ, может быть задержано и лицо, которое до этого уже успело получить статус подозреваемого, например, в результате избрания в отношении него меры пресечения, не связанной с лишением свободы. Более того, разыскиваться по п. 38 ст. 5 УПК РФ могут не только неустановленные лица, но и подозреваемые, и обвиняемые4. С данной позицией нельзя не согласиться.

Таким образом, несмотря на то, что понятия «подозреваемый» и «лицо, подозреваемое в совершении преступления» являются разными и имеют различные собственные значения, законодатель не стал их разграничивать. Данные понятия все-таки довольно схожи между собой: лицо, подозреваемое в совершении преступления – потенциальный подозреваемый; подозреваемый – это всегда лицо, подозреваемое в совершении преступления. Чтобы получить данный статус, лицу необходим формальный момент для его приобретения. Также кажется очевидным, что на практике не возникает особых проблем с подменой данных понятий: несмотря на бессмысленность п. 3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ, о которой говорилось выше, следователи и дознаватели все равно избирают в отношении лица без процессуального статуса меру пресечения, в результате чего оно становится подозреваемым5.

Тем не менее, для устранения вышеописанных неточностей при изучении Уголовно-процессуального кодекса РФ представляется необходимым в п. п. 15, 38 ст. 5, ст. ст. 92, 100, 104, 107, 108, 224 УПК РФ предусмотреть как термин «подозреваемый», так и «лицо, подозреваемое в совершении преступления». Это поможет не сбивать с толку ни следователей, ни дознавателей, ни защитников, ни простых граждан. При этом стоит задуматься о замене термина «лицо, подозреваемое в совершении преступления» на «заподозренный», которое также отражает начало подозрения6 и отсутствие конкретного процессуального статуса, однако оно не будет таким созвучным с «подозреваемым».


1См.: УПК РФ 2001 г., ст. 91.

2 При этом важно понимать, что против лица, подозреваемого в совершении преступления, также осуществляется уголовное преследование, поэтому определенные права на защиту он все-таки имеет: не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ст. 51 Конституции РФ), право пользоваться помощью защитника (ст. 49 УПК РФ), право заявлять ходатайства (ст. 119 УПК РФ), подавать жалобы (ч.1 ст. 123 УПК РФ), право защищаться иными способами, не запрещенными законом (ч.2 ст. 45 Конституции РФ);

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 №11-П по жалобе гражданина Маслова// СПС «Консультант плюс» (дата обращения 16.09.16).

3 Уголовное дело возбуждено в отношении лица или ему до избрания меры пресечения в виде заключения под стражу вручили уведомление о подозрении;

4 См.: Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. Смирнова А.В. // 2012. Стр. 33;

См.: Бычков В.В. Розыскная деятельность следователя: проблемы и пути решения // Российский следователь. 2014. N 14. Стр. 3-6;

См.: Авт.-сост. Голубовский. В.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: Словарь-справочник // 2001. Стр. 40, 137.

5 См.: Апелляционное постановление Московского городского суда от 08.07.2015 по делу N 10-9073/15 // СПС «Консультант плюс» (дата обращения 16.09.16);

См.: Апелляционное определение Калининградского областного суда от 02.10.2014 по делу N 33-4161/2014 // СПС «Консультант плюс» (дата обращения 16.09.16);

6 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка // Русский язык. 1988. Стр. 176.

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru   Яндекс.Метрика