Центральный офис:
Москва,
пл. Тверской заставы,
д. 3, оф. 8
(м. Белорусская)
Все филиалы
Московская коллегия адвокатов "Ульпиан"

+7 (495) 669-64-75

mkaulpian

Напишите нам

Москва, пл.Тверской заставы, д. 3, оф.8, (М. Белорусская)

Напишите нам

8 (495) 669-64-75

К вопросу об объекте права удержания

Изучение любой правовой конструкции, как известно, начинается с определения ее основных элементов, которые подчас имеют значение не только с точки зрения академического интереса (тем паче, достичь какого-либо единого консенсуса в этом аспекте анализа исследователям обычно не удается), но и напрямую связаны с потребностями опыта практического применения оных. Одним из ярких проявлений в этой связи выступает право удержания, проблемные аспекты объекта которого и предлагается освятить в данной работе.

Общие нормы о праве удержания закреплены в ст. ст. 359, 360 ГК РФ (общие потому, что российское законодательство устанавливает ряд специальных оснований и особенностей регламентации удержания, «разбросанных» по другим статьям Гражданского Кодекса и Кодекса торгового мореплавания). Ст. 359  говорит о «вещи», что и является на протяжении долгого времени предметом широкой дискуссии как на почве догматических воззрений, так и со ссылкой на весьма противоречивую в данном отношении судебную практику.

Попытаемся обозначить ряд вопросов, на которые не дает прямого ответа закон:

  • Могут ли быть объектом родовые вещи?
  • Возможно ли удержание денег?
  • Выступает ли объектом удержания недвижимость?
  • Вещи, ограниченные в обороте?
  • Вещь, которая по стоимости больше требования?

Если быть предельно честными, поставленные вопросы в рамках настоящего исследования интересны, в первую очередь, с точки зрения правоприменения, поскольку, как было отмечено выше, ставить целью данной статьи добиться «теоритической правды» было бы слишком самонадеянно (для анализа этой стороны вопроса читателю предложен примерный список работ, посвященных исследованию вопросов института удержания) .

Катков М.М. Понятие права удержания в римском праве. Киев, 1910; Сарбаш С. В. Право удержания // Актуальные проблемы гражданского права. М.:
Статут, 1999; Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики. М.: Статут, 2004; Сарбаш С.В. Удержание правового титула кредитором. М.:Статут, 2007; Микшис Д.В. Способы самозащиты гражданских прав. Спб.: «Юридический центр-Пресс», 2013
Сарбаш С. В. Право удержания, 1999
Постановление ФАС МО от 04.06.2002 г. по делу №КГ-А40/3401-02

Для ответа на первый вопрос нам стоит обратиться к толкованию ст.359, а именно к словам «вещь, подлежащая передаче». Отмечается, что под этими словами законодатель имеет в виду конкретную вещь, которая не может быть родовой.  Однако судебная практика знает ставшие уже хрестоматийными случаи, опровергающие этот тезис. Так, известен случай, когда признано правомерным удержание части муки по договору хранения в счет причитающегося вознаграждения.  Сказать, что неоднозначные и единичные примеры рушат общее понимание об объекте как индивидуально-определенной вещи, по меньшей мере, трудно. Однако нельзя оставить без внимания факт того, что вопрос существует, и для единственно верного ответа на него необходимо установление единого подхода судов.

Второй вопрос напрямую связан с первым; в этом вопросе ситуация, можно сказать, позитивная (имеется недвусмысленный ответ судебной практики ), но все же порой беспокоит исследователей. Еще более сильный аргумент предложен в литературе, он упирается в логическое противоречие избрания обратного подхода: как можно удовлетворять требования кредитора в случае продажи с торгов? В данной ситуации возможен зачет встречных требований.

Вопрос о возможности удержания недвижимости являются поистине дискуссионным, в том числе с точки зрения судебной практики. В некоторых случаях суд признает за арендатором права удерживать арендуемую вещь до погашения арендодателем затрат на реконструкцию и ремонт помещения, указывая на нормы ст. 328 и ст. 359 ГК РФ . Известен случай указания судом на возможность удержания здания, если оно оказалось во владении ретентора на законном основании.  Кроме того, КТМ РФ допускает возможность судоремонтных и судостроительных организаций удерживать известную «условную недвижимость» в рамках обязательств по постройке или ремонту судна.

Вещи, ограниченные в обороте, по справедливому указанию С. В. Сарбаша , могут выступать объектом удержания, но только между субъектами, имеющими правовое основание для владения ими, и в отношении вещей, оказавшихся у них законным путем.

Вопрос под пунктом 5 решается исходя из того, является ли вещь делимой. В случае, если вещь делима, то должно производиться удержание лишь такой части вещи, которая по стоимости покрывает суммы требований к неисправному должнику. Если же вещь неделима, то ее удержание, по моему мнению, также возможно, но, очевидно, с компенсацией расходов должнику в части, превышающей сумму долга.

Подводя итог анализу неоднозначных вопросов объекта права удержания, справедливо отметить, что представленными суждениями нельзя поставить точку в решении проблемы. Поспособствовать установлению единообразного понимая тех или иных моментов как судами, так и участниками гражданского оборота может сам законодатель, если он расширит статьи ГК РФ об удержании единообразными решениями и подходами, установленными практикой.

Так, в постановлении ФАС ЗСО от 7. 11. 2006 г. № Ф04-7343/2006(28115-А45-12) по делу № А45-4414/06-21/151 указано, что «денежные средства в силу статей 128, 359, 360 ГК РФ не являются объектом удержания в случае ненадлежащего исполнения обязательства».

Сарбаш С. В. Указ. соч.

Постановление ФАС ЗСО от 23.06.2003 г. по делу №Ф04/2794-532/А70-2003.

Постановление ФАС ЗСО от 21.10.2004г. по делу № Ф04-7536/2004.

Сарбаш С. В. Указ. соч.

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru   Яндекс.Метрика