Центральный офис:
Москва,
пл. Тверской заставы,
д. 3, оф. 8
(м. Белорусская)
Все филиалы
Московская коллегия адвокатов "Ульпиан"

+7 (495) 669-64-75

mkaulpian

Напишите нам

Москва, пл.Тверской заставы, д. 3, оф.8, (М. Белорусская)

Напишите нам

8 (495) 669-64-75

Беститульное владение имуществом в гражданском праве России

На сегодняшний день вопрос о необходимости введения института владельческой защиты поднимается различными учеными поднимается все чаще и чаще.

Основным является вопрос о существовании в действующем гражданском законодательстве России посессорной защиты владения

Предметом всех имеющихся споров является статья 234 ГК РФ, содержание которой ряд авторов рассматривает как возможность посессорной защиты владения

Другие ученые этого мнения не разделяют на том основании, что лицо, пользующееся защитой, вправе адресовать свои требования любому, кроме собственника и иного титульного владельца. По их мнению, это значит, что в ходе судебного разбирательства всплывают вопросы о праве, что не свойственно для посессорного процесса.

Напомним содержание данной нормы. Согласно ч.2 ст.234 ГК РФ «до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания».

Получается, что если не считать иск давностного владельца посессорным, то его следует рассматривать как петиторный.

Обоснованный ответ на этот вопрос можно найти в современной литературе по гражданскому праву. Речь идет о работах Ю.К. Толстого и А.Д. Рудокваса, которые последовательно и убедительно доказывают, что иск давностного владельца в российском праве является аналогом Публицианова иска в римском праве.

Рассмотрим аргументы "за" и "против" предложенного решения.

1) Аргументы сторонников отнесения иска давностного владельца к числу посессорных:

Д.О. Тузов считает, что п. 2 ст. 234 ГК РФ является единственным примером защиты фактического владения в современном гражданском праве России;

Но, такая позиция не может быть признана обоснованной прежде всего потому, что п. 2 ст. 234 предоставляет судебную защиту не любому владельцу по тому лишь основанию, что лицо владело вещью, а особому субъекту - давностному владельцу. По сути,  данной нормой устанавливается защита только добросовестного владения.

Некоторые авторы подчеркивают, что п. 2 ст. 234 ГК РФ представляет собой "некий аналог внетитульной защиты", известной подавляющему большинству европейских гражданских кодификаций.

2) Аргументы сторонников против отнесения иска давностного владельца к числу посессорных:

подобные выводы основываются лишь на единственной норме, которая отнюдь не защищает беститульное владение как таковое, предоставляя ограниченную возможность защиты только давностному владельцу;

Приведенные точки зрения могут быть подвергнуты сомнению уже потому, что действующее российское процессуальное законодательство не знает отдельного порядка и особенностей рассмотрения посессорных исков.  

Однако можно ли рассматривать подобный иск как виндикационный или негаторный?

Иск о защите владения в развитых правопорядках не является изолированным способом защиты от иных правовых институтов. Так, субъект вещного права в ряде европейских правопорядков в зависимости от обстоятельств нарушения права может использовать для защиты посессорный, петиторный, виндикационный, негаторный иски, а в отдельных случаях и аналог иска Публициана.

Использование конкретного способа защиты при таком понимании может способствовать быстрому и эффективному решению возникшего имущественного конфликта.

Посессорный иск о защите владения не имеет ничего общего с Публициановым иском ни по юридической природе, ни по истории происхождения:

1) появление иска Публициана связывалось с необходимостью обеспечения справедливости при защите добросовестного владельца, а не собственника;

2) Публицианов иск следует рассматривать как подобие иска о собственности, к которому применимы положения о виндикации, но не как подобие иска о владении;

3) данный иск применялся к вещам еще не приобретенным по давности, так как если давность истекла, то лицо имело право на подачу цивильного иска и не нуждалось в преторском.

Вполне нормально, что, когда это допускает закон, собственник первоначально прибегает к упрощенным способам защиты своего права, заявляя посессорный иск о защите владения. Эта ситуация характерна для правопорядков Германии, Франции, Австрии, Швейцарии, но не для современного права России, которое этой возможности не предоставляет, а устанавливает в п. 2 ст. 234 ГК РФ правила, допускающие исключительно защиту давностного владения.

Разрешение спора по ст. 234 ГК РФ ориентировано на установление оснований к владению, что подразумевает петиторную характеристику.
Однако при этом не стоит уравнивать защиту давностного владения с защитой титульного владения. Такие выводы чреваты суждениями о возможности предъявления давностным владельцем виндикационного и негаторного исков по российскому праву.

В действительности природа исков давностного владельца в равной степени далека как от посессорного иска о защите владения, так и от виндикационного и негаторного исков о защите права собственности.

Истории права известно, что давностный владелец традиционно защищался Публициановым иском, российский аналог которого и регламентирован п. 2 ст. 234 ГК РФ.

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru   Яндекс.Метрика